Предостережение для неподготовленного читателя моего ЖЖ

Читатель увидит здесь: • Размышления (о жизни и т.п.) • Недовольство поведением и характерами людей • Фотографии природы и т.п. • Программистские штучки без формальностей • Вкрапления юмора

Порядка нет. Только время, когда я подумал о чём-то и записал. Или поленился и записал через год. Ещё я думаю, что со мной согласны все читатели. Не пишу ради лайков. Это поток сознания без тегов и логики, его следует воспринимать интуитивно. Логика - зло и источник выдуманных проблем философии, особенно - бинарная, оставьте логику машинам и начните мыслить.

P.S. Всякие штуки - на sekrasoft.eu5.org, рабочая страница со ссылками на разные аккаунта - на wwwsnd.inp.nsk.su/~pugachev; уведомления о новых постах - @sekrasoft в твиттере.

P.P.S. Кат не нужен, оставьте его для коллективных блогов. Если не читаете мои посты полностью, зачем же подписывались?

Где моя кнопочка?

Где-то должна быть кнопка "пожаловаться" или "никогда не показывать этот сайт" или "это веб-сервер нечистой силы".



Подобные сайты предлагают некачественный автоматический перевод содержания хороших сайтов, но по какой-то причине выводятся в топ русскоязычной выдачи поисковика.

По сравнению с этим переводом даже перевод статьи из области ИТ методом перевода каждого слова по-отдельности по словарю 1850 года - отличный вариант.

Подобные сайты угнетают сотни миллионов носителей русского языка, затрудняют доступ оных к источникам актуальной информации на естественном английском и естественном русском языках. Это вызывает психологические травмы у русскоязычных программистов, замедляет их работу, из-за чего сектор ИТ терпит убытки и рискует стать сектором-банкротом.

Письма в редакцию

Пишут нам какие-то хекеры и предлагают бесплатное создание и продвижение какого-то видео с нами на фоне просмотра каких-то других видео. Я не против нового интересного контента в Интернете, но реальность вносит свои коррективы. Они всегда обещают сделать в двухдневный срок, но за последние месяцы так ничего ещё не сделали. Стоит ли говорить, что это мошениики, которые ни бесплатно, ни даже платно никакого видео не сделают и никому не разошлют?



Кто-то предлагает проспонсировать оплату видеомейкерам и сами предлагают деньги! Говорят, если не возьмёте деньги, за вами уже выехали: солдаты двинулись вперёд по сугробам и уже заметили следы, ведущие к стене ограждения!

Самый страшный саботаж в программировании

Программирование полезно тем, что оно часто имеет дело не с физическими объектами, а с данными. То есть если токарь запорет деталь, то надо будет с трудом нахреначивать материал сверху или всё переделывать с нуля, то программисту достаточно вытащить рабочую версию из системы управления версиями. При этом чуть менее, чем всегда, хранить все предыдущие версии дёшево (на порядки дешевле восстановления с нуля), и переключение между версиями не занимает много времени.

Кроме того, в программировании можно себе позволить иметь отключаемый в один клик тестовый режим. Более того, его можно сделать насколько можно сложным и подробным, использовать для тестирования и отладки, а потом отключить в один клик и скомпилировать версию программы, где всего этого добра совершенно не будет, а оптимизатор не будет завязываться на то, что мы хотели распечатать какое-то промеж-уточное значение, и просто не будет беспокоить процессор его вычислением.

Отлично? Да более, чем отлично. Можно выпускать сложные, но всё ещё качественные программы (ха-ха, но это справедливо даже сейчас в 2020, когда чуть менее, чем каждая программа или сайт пользуется тем, что обновление криво добавленной фичи можно добавить через неделю, и ничего уже без такого режима как "релиз как унитаз" не работает), которые не тормозят у пользователя из-за множества проверок внутри, хотя эти проверки (что очень важно в случае невнёмательных программистов) работают на том же (до оптимизации) коде, который можно отправлять пользователю.

И в таком режиме очень удобно, полезно и экономно (по числу человекочасов, потраченных на поиск ошибки) проверять чуть более, чем нужно. И вот пишешь ты, что индекс массива должен быть от 0 включительно до длины массива не включительно, а злобнейший компилятор пишет:

warning: comparison of unsigned expression >= 0 is always true


Как мерзко, ажтрисёт. Да, компилятор проверяет чуть больше, чем нужно, чтобы точно отловить ошибку. Но вот какой-то простой и наивный assert(i >= 0 && i < len); будет работать с начала своего написания до момента, когда какой-то человек заменит тип i с size_t на int. А компилятор всё время будет высирать и высирать это предупреждение про то, что i>>=0 по определению, что просто является временным явлением. После замены на более тихое с точки зрения компилятора assert(i < len); в будущем могут изменить как тип переменной, так и скопировать код туда, где i:int или изменить typedef size_t mylen_t, что изменит фиг знает в каком по размере множестве файлов с кодом. И всё.

Даже если это сделано для того, чтобы никто не пропустил, что случайно выбрали беззнаковый тип вместо знакового, ошибка над значением более вероятна, чем ошибка над типом. Ошибка в типе делается в одном месте (если не считать шаблоны) программистом и известна на этапе компиляции, а ошибка в значении делается либо программистом, либо программой, прошедшей по цепочке кода, где была какая-то ошибка в одном из звеньев, и может проявляться только раз в год, но в самый важный момент.

Более того, assert(i >= 0 && i < len); - это унифицированный код, который формально подходит как знаковым переменным, так и беззнаковым. Если везде писать его, нельзя будет ошибиться. А если писать assert(i >= 0 && i < len); в одних местах, а assert(i < len); в других, то когда-то можно перепутать. Компилятор вынуждает программиста раздумывать над конкретными случаями и глючить вместо того, чтобы самому позаботиться о проверке и не приводить к ошибкам из-за невнимательности.

В общем, я за то, чтобы запрещать в ассёртах отрицательные значения, асбест, не ношение маски и прочее. Компелятор - не дурак, пусть он просто не проверяет это для случаев, когда значение по определение не меньше нуля, не содержит асбеста, носит маску и не нарушает прочее. К тому времени, когда переменные смогут содержать асбест, у нас будут готовы все проверки.

Электронный голос всё произносит правильно

Мы все когда-то удивлялись, как криво электронный голос проговаривает естественный текст. Ну и может быть, печалились, когда на сайте было написано, что его посещает 4 миллионов людей, у которых по 21 друзей.

Ещё наверно многие удивлялись, как странно и непонятно говорят англичане на языке, который сами изобрели. И эти мерзкие неправильные глаголы придумали зачем-то.

Так а что таки на самом деле?



Если кратко, электронный голос говорит правильно, люди говорят неправильно.

Люди устроены так, что они в голове производят автокоррекцию и оцифровку. Звук интерпретируется и подгоняется под словарь в голове. Поэтому никто не сомневается, что русский человек сказал "д" или "т" в слове "водка" и "а" в первом слоге слова "корова". Но всё это не так. Русский человек говорит в этих случаях такую мерзкую непонятную кашу, что иностранцы удивляются, как можно так криво говорить на языке, который сами изобрели. Более того, он настолько привык слышать эту кашу, что чистая речь электронного голоса кажется ему чем-то неправильным. А электронный голос синтезирует чистые звуки по чёткой программе, которая знает произношение лучше носителя.

Поэтому носителей языка не стоит допускать до обучения этому языку иностранцев, пока они не достигли лингвистического просветления (подтверждается дипломом в соответствующей области). Для носителей не существует ни неправильных глаголов, ни каши в произношении. "Ко-ро-ва!" - диктует носитель и получает в ответ какое-то кривое "кОрОвА". "Нет же", - говорит, - "карова, ну как ты не понимаешь?"

И если в российских словарях значится произношение "карова", а в московских - "крова", то носитель, услышав среднее значение между ними, притянет услышанное либо к российскому русскому, либо к московскому русскому - в зависимости от того, на котором говорит. И будет спорить до посинения, был ли там нужный звук.

Поэтому не-носители говорят в целом правильнее носителей, поэтому они более понятны. Их ошибки - ошибки только для носителя, но логичное использования языка для всех остальных. Фигурально выражаясь, не-носители пропускают язык через свой интеллект, а носители - через что придётся.

Поэтому при изучении с носителем вы будете путать слова и говорить не на языке, который понимает весь мир или большой его кусок, а на поселковом диалекте, который понимают, хорошо, если в половине той деревни. Нормальные звуки вы будете заменять на кашу, а нормальные слова и фразы - на сленг и фразеологизмы. Да, учитель в школе знает лучше потомственного носителя, как это будет правильно в языке. Потомственный носитель даже не слышал про неправильные глаголы. Ещё есть риск, что вы будете звучать как чёрт знает кто. Это не будет натуральным звучанием носителя, не будет искусственным звучанием иностранца, это будет где-то посередине, где носитель-слушатель впадает в зловещую долину, ловит когнитивный диссонанс и подсознательно хочет уничтожить подозрительную угрозу.

Как же нам всё исправить?


Есть долгосрочный план
  1. провести регуляризацию и очистку языка (убрать неправильные глаголы, дурацкие правила, различия между устной и письменной речью, фразеологизмы, диалектизмы и сленг; добавить удобные фичи из других языков)
  2. обучать языкам средствами автоматизированных систем без участия носителей (может быть, надевать на родителей маски-переводчики до того момента, когда дети пойдут в школу)
  3. сокращать количество языков (растить двуязычных детей, учить в школе на международном языке)

Погром в китайской комнате



Вместо введения



Меня удивляет, что у нас принято судить о многом не объективно, а как-то по косвенным признакам. Ну вот, например, картины продают за неслыханные деньги не потому, что они реально хорошо сделаны, а потому, что нарисовал какой-то известный хрен. Или за какую-нибудь кривую муть отваливают в десять раз больше, чем за качественный заводской образец, ибо hand-made. Или творчество там. Почему-то считается, что человек сам обалдеть какой из себя уникальный и незаменимый, и создать что-то новое может только он, а искусственный интеллект — не может и вообще не смог бы, ведь человек-то уникальный и незаменимый, а искусственный интеллект — просто какая-то груда железа.

Но если смотреть по сути, эти вопли, производимые в промышленных масштабах любителями поразвивать свой богатый внутренний мир макдачными эспрессоглотателями, никакой адекватной основы под собой не имеют. В мире здорового человека, если кто-то решил сделать вручную то, что уже изготавливается автоматически, то либо он просто нерационально использует свои ресурсы, либо учится, либо ещё что-то из этой оперы. И платить больше ему никто не станет. Аналогично — с картинами. Если на холсте какая-то мазня, то покупателю до лампочки, что художник был редкий, известный, нарисовал пару картин и уже пару веков как ничего не рисует. На холсте остаётся всё та же мазня, которой грош цена.

Если не мазня, но есть выбор между несколькими копиями — за авторством самого художника, его учеников, поздних искусствоведов и фотографического аппарата, то вовсе не важно, что из этого покупать. Разумеется, если новый владелец решит щупать мазки, вариант с фотокопией отпадает, но все остальные — всё ещё в силе. Я рекомендую покупать версию от искусствоведов. В мире курильщика, в котором нам приходится находиться, она стоит заметно дешевле, но гораздо лучше отражает стиль автора. У самого художника, если это не была не его последняя картина, не было возможности полностью изучить свой стиль. У него был какой-то опыт, но он неполон и уже подзабылся. А если картина последняя, то автор уже слишком стар, чтобы разбираться в своём стиле.

Скажем, он в жизни производил картины пятьдесят лет, и мы покупаем картину с 25го года творчества. У автора в голове только половина знаний о своём стиле, притом первые лет пятнадцать-двадцать уже забылись. Искусствовед же занимался изучением стиля художника за весь период творчества, и это было плотнее по времени. То есть он, скажем, находясь в полном расцвете сил, десять лет изучал творчество художника от начала карьеры до её конца. У него в голове более структурированные знания стиля художника. У него другие приоритеты. Художник хотел есть, пить и гулять и побыстрее сбагрить картину покупателю, чтобы быстрее начать есть, пить и гулять. Он мог где-то полениться и не доделать, где-то отдать дорисовать ученикам. Искусствовед же спокойно сидит на окладе и добросовестно создаёт более качественную копию. Его цель — написать картину как это сделал бы сам художник, если бы не торопился и не хотел так сильно есть, пить и гулять.

Наконец, китайская комната



То же с китайской комнатой. Любители поразмышлять о естественности припоминают её в разговорах об ИИ. Они сравнивают ИИ с комнатой, в которой человек бездумно по словарю подбирает ответ на китайский текст. У такой системы на входе и выходе хороший китайский язык, но человек внутри его не понимает. Этот мысленный эксперимент всего лишь говорит о том, что для успешной коммуникации понимание не требуется, а вещи, которые делают с пониманием, на самом деле с виду мало чем отличаются от тех, которые делают без него.

И, в общем-то, дело закрыто. Всё, можно спокойно расходиться. Наличие понимания от отсутствия понимания ничем не отличается, ИИ эквивалентен человеческому разуму, если производит эквивалентные решение. Ла-ла-ла, песня в том же духе. Но ведь нет, эспрессоглотателям нужно какое-то "понимание" от ИИ. Будто бы если ИИ начнёт понимать, он сделает как-то лучше, душевнее и продуманнее.

И тут, по-хорошему, стоит ответить на один интересный, почти философский, вопрос. Есть ли вообще у нас понимание о том, есть ли вообще у кого-то понимание? Ну то есть справедливы ли все эти всхлипывания про понимание, либо же мы вообще не можем детектировать его наличие.

Чтобы понимать, что вообще мы понимаем, надо понять, как мы понимаем понимание. Мы понимаем понимание как способность выводить из полученных правил и утверждений новые, явно не оговоренные правила и утверждения, и использовать их на практике. Ну то есть вот ещё в школе показывают, что если у Ивана Иваныча было два яблока, а у Ольги Петровны — всегда в два раза больше (она очень завистливая, но имеет богатого мужа, который от этой её черты довольно таки подустал, и потому успокаивает её характер покупкой в двойном размере всего того, до чего соседского смог дотянуться её длинный нос), то у неё фактически их четыре.

Затем спрашивают, сколько бы их было у Ольги Петровны, если бы у Ивана Иваныча было бы два яблока. Здесь все, кто слушал, должны ответить, что таки хотелось бы больше, но имеется только четыре. Это нулевая стадия — передача информации. Такими вопросами можно узнать, имеет ли ученик уровень интеллекта не ниже, чем у куска магнитофонной ленты.

Затем спрашивают, сколько бы их было у Ольги Петровны, если бы Иван Иваныч перестал пить и сходил на базар ещё за одним яблоком. И здесь уже ученику приходится думать. Те, кто остались на уровне развития магнитофонной ленты, обязательно ответят, что четыре — ведь они этот ответ только что слышали. А те, что умеет подставлять формулы — сообщат о наличии шести яблок (уже на килограмм-полтора тянет). Ученик демонстрирует более глубокое понимание и уровень интеллекта не ниже, чем у нескольких команд процессора.

Затем спрашивают, сколько бы их было у Ольги Петровны, если бы она стала ещё более жадной, и муж её стал покупать всего в четыре раза больше, и ещё добавлять сверху две штуки (4x + 2). А затем — о том, сколько бы стало, если бы её мужу это надоело, и он стал покупать в три раза меньше (1 1/3x + 2/3). И это уже новые уровни понимания, на которых у ученика котелок варит, и он уже придумывают свою уникальную формулу под новые задачи. В мире взрослых котируется уже только это понимание, все уровни ниже — суть ололо унтерменшен и поколение ЕГЭ, о котором нельзя упоминать вслух в приличных пивнушках.

То есть, чтобы проверить понимание, у нас есть только критерий "если чёрный ящик сам вывел правило и продемонстрировал его применение, то он понял".

По сути, мы можем проверить уровни понимания только те, которые мы сами можем осознать. А дальше они становятся для нас неразличимы, мы не можем проверить, выводит ли чёрный ящик более тонкие формулы, и считаем, что чёрный ящик имеет глубокое понимание рассматриваемого вопроса. Если чёрный ящик понимает суть вопроса заметно лучше нас, мы либо это не почувствуем, либо вовсе скажем, что чёрный ящик — дурак.

В компьютерных делах



В компьютерных делах используются программы, которые состоят из набора чёрных ящиков — функций (не важно, обычных функций, функций-членов, команд или процедур), которые получают на вход какие-то значения и/или состояния и на выходе производят какие-то значения и/или новое состояние. И дальше понимание программистом программы можно определить как возможность подменить каждую из функций на эквивалентную, если её логика работы будет скрыта.

На первом этапе это соответствие типам данных — размерностям. На входе должны быть пасхальные кролики, на выходе — яйца, и программист должен написать чёрный ящик, который так и делает. Затем, на новом уровне понимания должен быть учтён порядок эффектов. Например, если эта функция сначала писала "получаем новое яйцо...", а затем "зовём кролика", то и копия должна высказываться в том же порядке и звать кролика раньше, чем подготовлена форма под яйцо. Затем в ход идут некорректные случаи. И это уже если не вершина горы понимания программы, то огромный холм, на который уже нельзя въехать на джипе.

Вообще, в некорректных случаях фукция или программа должна работать корректно и максимально адекватно и полезно сообщать о том, что таки что-то пошло не так. В этом плане отличаются программы новичков и опытных программистов, а также программы, написанные за один день и программы, которые писали долго и качественно. Сначала рассматриваются обычные случаи, а затем — исключительные. Новичок может и не дойти до вторых, а опытный сразу их контролирует хотя бы в минимальном объёме. И самое страшное здесь — когда в определённых ситуациях получается некорректное, но удобное для кого-то поведение.

На этом деле тот же Microsoft съел уже не только собаку, но и целую стаю волков с хрустящими после прожарки мощными лапищами. Им пришлось писать новый код так, чтобы поддерживать его результаты и эффекты для набора популярных программ, которые пользовались черными ящиками Microsoft неправильно или же багами в них. Например, какая-нибудь Ололо Кампани Лимитед в своей программе по подсчёту крыс воспользовалась тем, что 00 = 0. В математике за это больно бьют канделябрами в жбан, а в программировании приходится в новой версии функции возведения в степень для случая 00 исправно возвращать 0, а не отправлять пользователя на матерный стектрейс, ведь иначе все будут сидеть на старой версии Windows, где программа подсчёта крыс ещё работает.

Соответственно, эквивалентность замены определяется кодом, который вызывает нашу функцию. Если код простой и корректный, ничего не сломается, даже если программист не понял, что писал в своей версии функции. Если вызывающий код более хитрый и использует скрытые зависимости и нетривиальные эффекты, программисту придётся продемонстрировать понимание получше, чтобы его функция работала с этим кодом.

В криптографии имеется атака по сторонним каналам — когда злоумышленник, имея глубокое понимание работы криптосистемы от математического до физических уровней, может по времени выполнения, уровню энергопотребления, гравитационным волнам от ПК и прочим неважным для математики параметрам расшифровать то, что было надёжно зашифровано. Вообще, все такие атаки и нахождение новых уязвимостей основываются на ультраглубоком понимании сути хакерами.

Что интересно, у психологов в работе используются похожие методы. Они могут посылать испытуемому на вход какой-то бред и судить о корректности ответа, либо же атаковать по сторонним каналам. Например, могут спросить о том, что общего у пингвина и котлеты. Здоровый человек скажет, что они относятся в некотором роде к животному миру, у них есть внутри мясо, и т.п. Другой здоровый человек скажет, что пингвин с головой собаки и котлетка означают неуместность, и тут специалист, который не знаком с культурой Рунета, может заподозрить, что пациент плодоносит скудоумием, и проверить его на других тестах, на которые у пациента не возникнет (с некоторой вероятностью, которая крайне мала) ассоциаций с неизвестными доктору мемами.

А вот нездоровый человек скажет, что пингвин — это четыре лапы/крыла и хвост — пятимерный гиперкуб, а котлета усов, лап, хвоста и прочих документов не имеет, отчего является точкой, а это уже нульмерный гиперкуб, — и в итоге пингвина и котлету объединяет то, что они оба — гиперкубы. Главное — отличить поехавшего от человека, обладающего некоторыми знаниями. Может быть, человек на работе конструирует изоморфизмы, и разум его разработан настолько, что в него помещаются многомерные гиперкубы. Или же если у пациента стоит цель обмануть врача, то он может инсценировать выбранную болезнь, обладая хорошими знаниями используемых в медицине методов.

И вот получается, что уровень понимания — это уровень того, насколько хорошо чёрный ящик моделирует отданную ему на откуп реальность. Но с учётом того, что измеряет уровень понимания не какой-то внешний наблюдатель-Наполеон, а такая же тварь дрожащая, которая, вообще-то тоже не до конца понимает всей сути, сюда добавляется ограничение на уровень понимания наблюдателя. Соответственно, измеренный уровень понимания (максимум, чем мы можем оперировать достоверно, не выходя из научных рамок) — это уровень того, насколько хорошо чёрный ящик проходит тесты наблюдателя, который считает, что понимает реальность. И этот уровень ограничен уровнем наблюдателя.

Заметьте, я не говорю "не выше", а использую термин "ограничен". Это важно. Не всегда нужно понимание вопроса не ниже уровня чёрного ящика, чтобы оценить понимание этим ящиком вопроса. Например, тесты вида "выбери один вариант из четырёх" с фиксированным набором вопросов и подсчётом баллов могут адекватно оценить уровень понимания, хотя сами по себе знают только фиксированный набор фактов и не обладают возможностью мыслить. С другой стороны, можно узнать правильные ответы и сколько угодно обманывать такой тест — где-то тут начинают прорисовываться упомянутые ограничения.

Карлсон не лучше собаки



Итак, по факту, мы можем получать знания об уровне понимания чего-то кем-то другим только через субъективные тесты, с ограниченной точностью и с ограниченным диапазоном измерений. Где-то в глубине души (кстати, где она?) у нас лежат идеи о каком-то волшебном самосознании и не менее волшебном глубоком и неповторимом понимании, а также способностью творить, которыми обладают якобы только биологические нейросети. Хотя вот искусственная нейросеть уже умеет придумывать формулу по отдельным исходным данным, и это уже больший уровень понимания, чем у "поколения ЕГЭ", которое "только и умеет, что подставлять готовые формулы".

Нужно ли вообще это самосознание на практике — это философский вопрос. И ещё риторический, потому что отвечать на него я, конечно, не буду. На практике надо ещё измерить, что в итоге выгоднее — европейский подход с личными ценностями, либо азиатский — с трудом на благо общества; автомат, который не устаёт и доставляет одинаково высокий уровень качества, единственная цель в жизни которого — выполнять свою работу хорошо, или человек со своими эмоциями, который сегодня в настроении, завтра его пофилософствовать потянуло, послезавтра надо пораньше уйти и оставить клиентов у закрытой двери. Не знаю, как там насчёт самосознания у людей и на чём построена их мотивация, но у автоматики без всякой такой мути как самосознание работа получится качественней.

Я уже сейчас могу сказать, что поиск Google большую часть времени понимает меня гораздо лучше, чем люди. Часто он поразительно метко дополняет мои запросы, иногда подсказывает даже то, о чём я только начинал думать. И при этом я сомневаюсь, что у него есть какое-то важное для эспрессоглотателей самосознание и прочая чепуха. Поиск просто работает, не уходит вечером пораньше, не уходит в отпуск, не выдаёт какую-то чушь из-зи плохого настроения и не говорит, что потратил на меня свои лучшие годы. А если поиск работает лучше, то чем он хуже человека?

Не говоря уже о том, что поиск Google гораздо интеллектуальнее какого-нибудь бурчащего "здрасте, какпагода, дасвиданья" коллеги. Что, любители глубокой души и интеллекта решили возразить? Я уже слышу, как говорят, что бурчащий коллега имеет три образования и IQ over9000. А помните, какой у нас единственный способ определить уровень понимания? А какой уровень понимания получит простой скрипт "здрасте, какпагода, дасвиданья"? И чем вообше различаются в вашем взаимодействии этот простой скрипт и бурчащий коллега, если вы в общении не заходите дальше "здрасте, какпагода, дасвиданья"?

Если ценители глубокой души ещё не въехали, вот ещё пример. Допустим, есть жестокий убийца. Всех встретившихся сначала материт и забивает канделябрами, потом расчленяет, мажется кровью и громко хохочет. Известно, что внутри, где-то очень глубоко, он добрый-предобрый, всех своих жертв очень сильно любит, и вообще и мухи не обидит. И вот эта душевная доброта у него ну вообще никак не проявляется. Всё, что видят люди — догнивающие расчленённые трупы и вжухи канделябров перед глазами. Будете вспоминать эту внутреннюю любовь и доброту, когда на вас пойдут с канделябром и крепким словцом? Ведь нет же, не будете.

Вот и я говорю, что весь этот ваш богатый внутренний мир нахрен никому не сдался. Всё, что мы про этот идиотский внутренний мир знаем — его косвенные проявления на словах и в поступках. Ну и вот результаты поиска Google объективно говорят о его начитанности и богатом внутреннем мире. А коллега-бурчалка кроме "здрасте, какпагода, дасвиданья" ничего не сказал, и потому он объективно ничем не отличается от бездушного неотёсанного чурбана без богатого внутреннего мира.

Всё, что вам нравится — это шум



Весь тот бред про индивидуальность, изюминку, загадочность души можно заменить простым генератором случайных чисел. Это не мастер слова родил новый литературный шедевр, это генератор случайных чисел запустил шестерёнки шизофазии. Это не индивидуальность и вдохновение и его отсутствие, это генератор случайных чисел выдаёт разные коэффициенты меньше единицы, на которые домножается производительность труда. Это не проявление живых эмоций, это генератор случайных чисел выдал команду отреагировать так или сяк.

Любители грампластинок любят тёплый ламповый скрежет иглы. Любители старых фотографий умиляются зерну — банальному шуму на изображении. Любители объективов охотятся за старыми советскими экземплярами. Тогда не было такой повторяемости и высоких технологий как сейчас, можно было запороть несколько штук, после чего у них появлялся свой "характер". Неспособность работать против Солнца (плохое просветление оптики) воспринимается уже не как недостаток объективов, а возможности для творчества. А современные объективы ругают за сухость картинки.

Идеальность лиц, воспроизведённых компьютерной графикой, воспринимается как что-то жуткое. Или там ругаются на фотографов, которые перебарщивают с обработкой. А вот если добавить идеальнму лицу асимметрию, всяких там родинок и веснушек в случайных местах, волосы немного торчащие сделать, нос чуть кривой забацать — тогда получится человек, что надо. К таким мозги привыкли, таких людей мы знаем и любим.

Порядок неестественен. Порядок не несёт энтропии — не несёт информации — скучен и хорошо сжимается архиматором. Шум же и беспорядок наоборот всегда радует и удивляет. А творческий беспорядок ценится как важная черта человека искусства. И вот получается, что чтобы удовлетворить любителей уникальности человека и его глубокой души, необходимо сначала создать робота, который сделает всё как надо, а потом испортить его.

Вставить случайные коэффициенты уменьшения производительности и смены настроения, добавить возможность отвлекаться и болтать ни о чём, натянуть опухшую после вчерашнего и чуть печальную резиновую мордаху. И тогда любой экстраверт и макдачная илитка скажет, что вот он, вот он человек его мечты, внутренний мир здоровенный, здоровенный ВНУТРЕННИЙ МИРРР. Поговорит с ним, поэмоционирует и обязательно заявит, инженеру в замасленном халате, что вот он — человек, человек с большой буквы, человек, который его понимает, имеет такой глубокий взгляд, и никакая автоматика этого не заменит. А инженер просто стянет у робота резиновую мордаху и посмотрит на ценителя глубоких душ с ухмылкой.

И вообще, вся эта душевность объекта связана вовсе не с его характеристиками, а с характеристиками субъекта. Если субъекту показать объект, который внешне не похож на человека, тот ему не будет сочувствовать и объявит бездушной машиной. А стоит показать антропоморфного робота или милую зверушку из мультфильма, то у субъекта сразу включится эмпатия, а душевность объекта внезапно повысится. Аналогично — с состоянием субъекта. Если субъект трезв, мир вокруг жесток, и субъекта никто не понимает. А стоит субъекту бахнуть по маленькой, так сразу просто магическим образом найдутся те, кто его понимает. Это будет и ранее бывший бездушным друг, и собака. И даже неживые предметы, если как-то так оно вышло не по маленькой бахнуть, а сразу пузырь выдуть.

Квантование человека и, собственно, разгром китайской комнаты



И вот мы таки подобрались к самой сути, до которой так медленно ползли. Стоит ли весь бред, связанный с китайской комнатой, воспринимать всерьёз?

Итак, обычного китайца заменили комнатой, где сидит непонимающий человек со словарём, и никто не догадался. А что вообще будет, если в комнату посадить не человека со словарём, а двух человек? Один из них будет знать китайский, а другой — проксировать к нему запросы? То есть отвечать будет снова непонимающий, но инструментом перевода будет не бездушный словарь, а понимающий человек. Снаружи снова не заметят разницы, но конфигурация комнаты будет несколько другой.

Заметьте, снаружи любой сможет убедиться, что комната в целом понимает китайский, не важно, внутри китаец, не-китаец со словарём или не-китаец, проксирующий китайца. И, в принципе, всё это эквивалентно одному китайцу, отличается только наше разбиение этого реального/виртуального китайца на составляющие.

Когда мы говорим о понимании кем-то чего-то, мы рассматриваем человека как неделимое существо, которое понимает. А что если мы логически разделим человека и посмотрим на результаты? Допустим, на мозг и систему ввода-вывода. Это прямо таки эквивалентно моей модификации китайской комнаты. Мозг понимает, а рот и уши разговаривают безо всякого понимания.

А если разделить на более мелкие части, можно прийти и к варианту, что в сети нейронов закодирован словарь, к которому остальные системы находят доступ для ответа и бездумно используя бездушную бионейросеть выдают результат. Или вовсе можно разделить человека на нейроны, клетки или молекулы, и тут вдруг окажется, что по-отдельности эти части ничегошеньки не понимают, а цельный человек — вот так вдруг внезапно всё понял и мыслит. Чудеса, да и только.

Соответственно, человек как таковой полностью эквивалентен китайской комнате в изначальной постановке задачи, просто мы не делим его ни физически, ни логически на части, иначе бы получили тот же парадокс. Рассматривать одну сложную систему (человека) как целое, а другую (китайскую комнату) — как набор частей — просто некорректно. Ту систему, которая уже начинает понимать, можно назвать разумной, и состоять она будет из неразумных частей.

Кстати, так же как это неделение приводит нас к ошибкам мышления, из-за которых мы ценим "внутренний мир", "понимание" и "душевность", так и оно же заставляет нас быть уверенными в том, что искусственные нейросети могут решить наши проблемы. Искусственные нейросети — тоже сложная система, о которой, как правило, можно, как и о человеке, судить только если рассматривать её практически целиком. Из-за этого рождаются разные заблуждения. Если мы массово научимся разбираться с нейросетями на всех уровнях — от сети в целом до отдельных нейронов — как при обучении — так и при трактовке результатов, исследования в области ИИ резко продвинутся.

А искусственные нейросети действительно решат наши проблемы. Но чуть позже. Будут у нас, слава роботам, и понимающие друзья, и работники, которые не будут уходить пораньше.

P.S. Я вот не сумел в теги, и теперь автоматика на Flickr и @lj_frank_bot в ЖЖ так хорошо и душевно категоризируют контент.

Предпочитаю экзистенциальный вакуум?

Если на YouTube при нажатии колокольчика выбирать "Все", то кнопка работает как надо: по поводу подписок приходят сообщения, всё легко и просто, ничего не упускаешь. Просто рай, тут и там летают ангелочки, кормят вкусно и смотреть интересно.

Если на YouTube при нажатии колокольчика выбирать "Никакие", то кнопка работает как кнопка отписки: ничего не приходит. Кнопка немного бесполезная. Если подписывался, зачем тогда не получать уведомления? Не стоит ли сразу отписаться или вовсе закрыть вкладку и выкинуть компьютер с высокой башни?



Если на YouTube при нажатии колокольчика выбирать "На основе предпочтений", то кнопка работает по-дзенски. Фактически пользователю присылается весомое ничего, сайт кагбе намекае, что в современном продвинутом толерантном европейском обществе у тебя не может быть никаких предпочтений, только фэмили френдли контент с натянутыми улыбочками, бережно замазанными ■уями и ■■■■■■■ в видео и комментариях, и вообще предел мечтаний и коммунизм в капиталистическом обществе уже наступил, не успел ещё справить тридцатилетний юбилей распад главного кандидата на обладание предела мечтаний и коммунизма. Какие ещё предпочтения, если ты достиг пика эволюции? В общем, фактически фиг что придёт, если выбираешь этот пункт. Легендарные личности говорили, что им приходит уведомление о видео с канала раз в полгода, но либо они врали, либо им очень-очень-очень-очень повезло.

И про связь достижения европейским миром предела мечтаний и работы второго режима колокольчика я вовсе не шучу. Ну правда, YouTube находится в руках компании Google, которая знает своих пользователей гораздо лучше, чем их родственники и спецслужбы. Разве обладатель таких знаний может ошибиться касательно моих предпочтений? Более того, они зарабатывают хорошие деньги на рекламе, которую показывают во время видео. Не присылать мне уведомление о видео - значит не показывать рекламу и не зарабатывать хорошие деньги. Ну правда, зачем не посылать уведомления?

Коммунизм наступил. Или, хм, большой бигдатанейросетебрат разленился и не следит?

Фотографов продолжают заскриптовывать

Как мы уже знаем, тупая рутинная работа автоматизируется всё больше и больше, насколько позволяют технологии.
И вот в 21 веке автоматизация подошла вплотную к фотографам. Новый шаг в изгнании из храма искусств тех, кто притворяясь творческой личностью, просто нажимает на кнопку, уже сделан.

Жду, когда технологии продвинутся настолько, что хотя бы половина людей признает, что компьютер и фотографирует, и рисует лучше по всем фронтам от качества и цены картинки до интересности и оригинальности сюжета. Лучшие художники воруют друг у друга, и только компьютер сможет создавать что-то действительно новое.

Костыльный слайдер, который станет фичей

Автоматизация достигла невиданных высот. Роботы-пылесосы бороздят просторы микровселенных наших квартир, гипертекст распространился настолько, что подменил текст, а полиэтиленовый разум успешно (нет) переводит тексты.

Есть два способа повышения уровня искусственного интеллекта

  1. Повышение уровня искусственного интеллекта
  2. Понижение уровня естественного интеллекта


Сейчас первому способу посвящено чуть менее 0.2% исследований в области ИИ, а второму – чуть более 99.8%. Индустрия программирования производит пачками игры, сайты и прочие программы для тупых. Настройки всё более упрощается, всё сводится к всё меньшему количеству кнопок, кнопки отбираются статистически.

По статистике, в настройки средний пользователь влезает ровно один раз при установке. Затем, когда программа настроена должным образом, блок настроек не используется. И чем больше человек пользуется программой, тем меньше процентная доля использования настроек. Если человечество достигнет бессмертия, процентная доля использования настроек будет равна нулю!

Более того, если в программе отключить возможность настройки, то пользователь будет работать менее эффективно, будет тратить больше времени на пользование программой. Чтобы программой пользовались активнее, нужно удалить из неё настройки, добавить багов и... не забыть скупить конкурентов, работающих над юзабилити.

Но я не об этом



Автоматический перевод сейчас настолько умён, что сам пропагандирует изучение иностранных языков. Количество сущностей, которыми оперировали настройки, возросло. Раньше был только язык интерфейса. Теперь это уже язык интерфейса и языки, которые пользователь понимает. Так, Chrome позволяет настроить, для каких языков лучше потерпеть автоперевод, а для каких он нестерпимо плох. YouTube так делать не позволяет и переводит всё, что не на языке интерфейса. Google не следит за своими конкурентами из Google. Если ничего не менять, Chrome может вытеснить YouTube с рынка в конкурентной борьбе!

В ближайшее время, пока переводчики в сложных случаях будут оставаться на том же уровне статусов блондинок в соцсетях, но уже можно будет оценить сложность случая, в настройках современных программ появится слайдер уровня допустимости перевода. Иностранный язык для обычного человека всё ещё остаётся более сложным для распознавания, прочитать текст на родном всегда приятнее, пока качество перевода не достигает некоторой критической отметки. Переведённый текст будет оцениваться автоматом и, в зависимости от качества, либо предлагаться пользователю, либо отправляться на свалку истории (в файл nul).

слайдер уровня допустимости перевода

Этот костыльный слайдер продержится до тех пор, пока качество перевода не достигнет идеала. И вот тогда он... останется. Окажется, что автоматический перевод гораздо лучше ручного (хотя и останутся старые пердуны, которым нравится слушать шум грампластинок, читать баги надмозгов и смотреть на фотографии со старомодных цифрозеркалок, вымерших в 2030м, вместо идеальных картинок с телефонов), и пользователю потребуется отсеивать уже кривой ручной перевод и заменять его на автоматический или на оригинал.

Но и это ещё не всё. Позвоните сейчас и получите в подарок гиперзвуковую мухобойку. Поскольку иностранный язык всё ещё остаётся иностранным, не все тексты на нём одинаково полезны. Появится слайдер допустимой сложности текстов, которую ещё сможет осилить читатель.

слайдер допустимого уровня иностранного языка

Так, можно будет переводить на родной язык только сложные тексты со множеством редких слов, окказионализмов или большой плотностью тонкой иронии, а то, что, судя по положению слайдера, и так понятно, можно будет оставлять как есть.

Подумать только, а ведь можно чуть-чуть сдвигать этот порог вверх, чтобы пользователь с каждым днём читал всё более и более сложные тексты без перевода и сам того не зная учил язык! Или же можно будет переводить заумь специалистов на язык Эллочки и эффективных менеджеров. Можно будет автоматически оценивать круг осведомлённости пользователя в языках и областях знаний и генерировать для него всегда понятный контент.

А ведь тогда отомрёт большая доля учебных заведений. Ведь учебное заведение занимается только переводом знаний на язык тупых обучающихся и попиныванием их для поддержания должного уровня потока знаний в голову. Интернеты уже умеют попинывать (сколько времени проводит человек за изучением объективно неинтересной жизни своих друзьяшек в мерзких соцсетях?), осталось только переводить высеры теории великих учёных на язык инстаграмовых фудфотографов. Представьте, что до ночи мы будем взахлёб смотреть не видео про разрезание спиннеров раскалённым ножом, а видео про функциональный анализ и теорию категорий.

Сейчас науку переводят на человеческий язык очень топорно. Выходят либо красивые, но пустые шоколадные фигурки научпопа, либо сладкий хлеб подробных объяснений, в котором есть весь ценный мех, но кушать его никто не хочет. Переводы рассчитаны на большие группы людей (все, кто осилил дисциплину X на уровне Y; все %professionname%; все ученики/студенты из класса/группы X). Автоматика позволит практически бесплатно донести идею до каждого отдельно.

Студенты будут нехотя собираться на лекции, где профессора будет травить байки и показывать мемы, и с нетерпением ждать конца, чтобы быстрее вернуться домой и продолжить смотреть занимательные видео по дебрям термодинамики. Но зачёты по мемам оставят. Зачем? А потому, что в жизни человека будущего должно будет остаться что-то нестерпимо мерзкое – социальное взаимодействие. Во-первых, чтобы какая-то несправедливость заставляла двигаться вперёд к светлому будущему, где её не будет. Во-вторых, психи экстраверты будут платить неплохие деньги за то, чтобы умный автомат по продаже еды заменили тупым выпускником вуза.

А что настройки? Настройки будут определяться автоматически из общения программы с человеком. И дальше мировое правительство будет завышать пороги для своих будущих членов, чтобы те получали всё более сложный контент и учились, и занижать пороги для всех остальных, чтобы проще было сговариваться за спиной у одураченных масс. Однако, мировое правительство не договорилось, каким способом эффективнее всего удалить этот пост, поэтому он ещё здесь.

P.S. Да, у меня бомбит от того, что YouTube переводит автоматически рандомные видео на не-языке-интерфейса.

Юра, у нас есть надежда. Интеллект пробивается

Юра, у нас есть надежда!

Всё не так плохо! В бой вступает автоматизация. В бой вступают зачатки электронного разума.

С каждым годом всё больше бугуртят те, кто купил оборудования на 3-20 тысяч долларов на груду стекла с процессорами и просит денег за то, что направил груду стекла в нужное место и нажал на кнопку. Раньше в них был хоть какой-то смысл: не все хотели крутить крутилки, мазаться в реактивах, мочить пластинки и бумажки. С приходом цифровой фотографии уже и мазаться стало не нужно, а заодно и крутилки уже не надо было крутить. (Крутилки крутили только те, кто не осилил мануал к камере и вместо выбора режима под задачу остались в режиме M.)

Здесь молодые и бешеные камеры потихоньку возмужали и поджали стагнирующих стариков, почти выкинули их с рынка. В 1943 Дулович получил патент на SLR с пентазеркалом, и с тех пор конструкция фотоаппарата-мечты мажора менялась почти что никак. Туда вкрутили электронный датчик и пачку микросхем, но систему зеркал, которая вводилась ради того, чтобы получить в видоискателе точное изображение без привлечении второго объектива, и которая стала попахивать с приходом матриц, а потом и вовсе завоняла, когда в десятых датчики фазового АФ впихнули на матрицы, так и не убрали. Более того, управление и набор фич в устройстве с процессором, на котором можно рассчитать довольно таки много всего, оставили примерно такими, какие они были в стеклянно-металлических плёночных камерах безо всякого желания что-то изменить. А ретрограды радовались консистентности и вовсю троллили любителей простых и понятных авторежима, автоББ, авто, авто, авто.

В бой пошли современные камеры без устаревшей на десятилетия системы зеркал. С быстрой фокусировкой у них было туго, ещё проблемы имелись, и потому производители хорошенько поднажали и впихнули в них технофич по горло, чтобы как-то перебить проблемы. Народу понравилось. Позже оказалось, что они проэволюционировали и умеют столько же и даже больше, а фокус пикинг, нетормозящая фокусировка по экранчику и прочие радости судьбы, до которых ретрограды не дочитали мануал, идут только в плюс.

Но и это ещё не всё. Подтянулись телефоны. Проблемами от них разило за километр. Там сама физика готовила большой толстый бан, но за портативщинку вступилась математика. Царица наук с каждым разом всё больше и больше вдавливает свою подданную на окраину жизни, качество фотографий с телефонов растёт как на дрожжах. А проблемы затыкают небывалой юзабильностью. На стороне телефонов полезные фичи, удобство использования, компактность и возможность оперативного наращивания функционала путём добавления и удаления программ. Беззеркальный хлам не может даже самостоятельно загрузить фотографию в интернеты. Про отсталые DSLRы и говорить вообще не стоит.

И с каждым разом бугурт фотоклоунов только растёт. Они бурчали, и когда народ перешёл с тяжеленных коробов на малоформатные ляйки, и когда цифра пришла изгонять плёночных демонов, и когда стали выламывать замшелые зеркала, и когда отказались от груды линз в пользу компактных телефонов. С каждым годом илитку всё больше попячивали. Оказалось, что фотография - развлечение обычного человека за конские, но реальные деньги. Нажимать кнопку за деньги стало сложновато. Потом оказалось, что в связи со всеобщей мобилизацией фотографией может заниматься каждый. Но был один минус: надо было тренироваться, изучать разные хаки, ещё и какую-нибудь дрянь вроде композиции изучать. Профессиональный нажиматель кнопок был подавлен, но ещё не убит: на вашу подешевевшую и опопсевшую камеру он всё равно мог снять лучше.

Но сейчас у нас в руках такие технологии, которые при должном развитии могут выкинуть фотографов ко всем чертям. Всех этих напыщенных поворачивателей колеса в вечное M и не читающих мануалы заменит чуть более, чем один скрипт. Скрипт дешевле в использовании, надёжнее, лучше масштабируется. Он может работать на миллиардах устройств одновременно 24 часа в сутки, вы платите только за питание электроаппаратуры, получая стабильно хорошие кадры.

Всякая хрень про вкладывания в фотографии души фотографа, творчество и прочая дрянь - чушь собачья и защита себя любимых. Не защитишься - не наймут, не наймут - не получишь гонорар. Обычно мы воспринимаем как душевность какие-нибудь имперфекции вроде скрипа пластинок, баганутого закрученного боке, нарочито кривого отручного текста на фоне печатного листа, фильтры в инстаграмах, добавляющие на фотографию цифровой шум. То есть чтобы лох сказал, что что-то душевно, надо сделать это что-то немного через задницу, но не переборщить. Через задницу или почти через задницу - ужасно, плохо и фу-фу-фу, а слегка через задницу - здорово и душевно. Но это как раз и не проблема. Гораздо сложнее сделать как надо, а вот возможность налажать реализуется крайне легко самопроизвольно, а также так же легко добавляется в скрипт нарочно, было бы что поганить ради налёта душевности. С приходом нейросетей сложностей и багов становится больше - душевность зашкаливает.

Ну так вот, диснеевцы уже выпилили фотографов из аттракциона "сфотографируйся с мышью", футболофилы уже запилили систему слежения, и много чего другого появится, если программисты поднажмут на кнопки.



Думаю, в будущем от фотоаппаратов останется только корпус с щёлкающей кнопкой. Его будут брать оставшиеся фотографы, ятобы выглядеть солиднее в глазах заказчика, который будет ещё какое-то время думать, что фотографировать надо на большой фотоаппарат. На ивентах они будут просто ходить, делать вид, что что-то делают, и щёлкать кнопкой. Фото и видео же будут сниматься отдельной системой (микродронами, системами стационарных камер) и создаваться автоматически. Фотограф будет только охранять аппаратуру, чтобы не спёрли и разгадывать кроссворды, пока нет клиентов.