Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Юра, у нас есть надежда. Интеллект пробивается

Юра, у нас есть надежда!

Всё не так плохо! В бой вступает автоматизация. В бой вступают зачатки электронного разума.

С каждым годом всё больше бугуртят те, кто купил оборудования на 3-20 тысяч долларов на груду стекла с процессорами и просит денег за то, что направил груду стекла в нужное место и нажал на кнопку. Раньше в них был хоть какой-то смысл: не все хотели крутить крутилки, мазаться в реактивах, мочить пластинки и бумажки. С приходом цифровой фотографии уже и мазаться стало не нужно, а заодно и крутилки уже не надо было крутить. (Крутилки крутили только те, кто не осилил мануал к камере и вместо выбора режима под задачу остались в режиме M.)

Здесь молодые и бешеные камеры потихоньку возмужали и поджали стагнирующих стариков, почти выкинули их с рынка. В 1943 Дулович получил патент на SLR с пентазеркалом, и с тех пор конструкция фотоаппарата-мечты мажора менялась почти что никак. Туда вкрутили электронный датчик и пачку микросхем, но систему зеркал, которая вводилась ради того, чтобы получить в видоискателе точное изображение без привлечении второго объектива, и которая стала попахивать с приходом матриц, а потом и вовсе завоняла, когда в десятых датчики фазового АФ впихнули на матрицы, так и не убрали. Более того, управление и набор фич в устройстве с процессором, на котором можно рассчитать довольно таки много всего, оставили примерно такими, какие они были в стеклянно-металлических плёночных камерах безо всякого желания что-то изменить. А ретрограды радовались консистентности и вовсю троллили любителей простых и понятных авторежима, автоББ, авто, авто, авто.

В бой пошли современные камеры без устаревшей на десятилетия системы зеркал. С быстрой фокусировкой у них было туго, ещё проблемы имелись, и потому производители хорошенько поднажали и впихнули в них технофич по горло, чтобы как-то перебить проблемы. Народу понравилось. Позже оказалось, что они проэволюционировали и умеют столько же и даже больше, а фокус пикинг, нетормозящая фокусировка по экранчику и прочие радости судьбы, до которых ретрограды не дочитали мануал, идут только в плюс.

Но и это ещё не всё. Подтянулись телефоны. Проблемами от них разило за километр. Там сама физика готовила большой толстый бан, но за портативщинку вступилась математика. Царица наук с каждым разом всё больше и больше вдавливает свою подданную на окраину жизни, качество фотографий с телефонов растёт как на дрожжах. А проблемы затыкают небывалой юзабильностью. На стороне телефонов полезные фичи, удобство использования, компактность и возможность оперативного наращивания функционала путём добавления и удаления программ. Беззеркальный хлам не может даже самостоятельно загрузить фотографию в интернеты. Про отсталые DSLRы и говорить вообще не стоит.

И с каждым разом бугурт фотоклоунов только растёт. Они бурчали, и когда народ перешёл с тяжеленных коробов на малоформатные ляйки, и когда цифра пришла изгонять плёночных демонов, и когда стали выламывать замшелые зеркала, и когда отказались от груды линз в пользу компактных телефонов. С каждым годом илитку всё больше попячивали. Оказалось, что фотография - развлечение обычного человека за конские, но реальные деньги. Нажимать кнопку за деньги стало сложновато. Потом оказалось, что в связи со всеобщей мобилизацией фотографией может заниматься каждый. Но был один минус: надо было тренироваться, изучать разные хаки, ещё и какую-нибудь дрянь вроде композиции изучать. Профессиональный нажиматель кнопок был подавлен, но ещё не убит: на вашу подешевевшую и опопсевшую камеру он всё равно мог снять лучше.

Но сейчас у нас в руках такие технологии, которые при должном развитии могут выкинуть фотографов ко всем чертям. Всех этих напыщенных поворачивателей колеса в вечное M и не читающих мануалы заменит чуть более, чем один скрипт. Скрипт дешевле в использовании, надёжнее, лучше масштабируется. Он может работать на миллиардах устройств одновременно 24 часа в сутки, вы платите только за питание электроаппаратуры, получая стабильно хорошие кадры.

Всякая хрень про вкладывания в фотографии души фотографа, творчество и прочая дрянь - чушь собачья и защита себя любимых. Не защитишься - не наймут, не наймут - не получишь гонорар. Обычно мы воспринимаем как душевность какие-нибудь имперфекции вроде скрипа пластинок, баганутого закрученного боке, нарочито кривого отручного текста на фоне печатного листа, фильтры в инстаграмах, добавляющие на фотографию цифровой шум. То есть чтобы лох сказал, что что-то душевно, надо сделать это что-то немного через задницу, но не переборщить. Через задницу или почти через задницу - ужасно, плохо и фу-фу-фу, а слегка через задницу - здорово и душевно. Но это как раз и не проблема. Гораздо сложнее сделать как надо, а вот возможность налажать реализуется крайне легко самопроизвольно, а также так же легко добавляется в скрипт нарочно, было бы что поганить ради налёта душевности. С приходом нейросетей сложностей и багов становится больше - душевность зашкаливает.

Ну так вот, диснеевцы уже выпилили фотографов из аттракциона "сфотографируйся с мышью", футболофилы уже запилили систему слежения, и много чего другого появится, если программисты поднажмут на кнопки.



Думаю, в будущем от фотоаппаратов останется только корпус с щёлкающей кнопкой. Его будут брать оставшиеся фотографы, ятобы выглядеть солиднее в глазах заказчика, который будет ещё какое-то время думать, что фотографировать надо на большой фотоаппарат. На ивентах они будут просто ходить, делать вид, что что-то делают, и щёлкать кнопкой. Фото и видео же будут сниматься отдельной системой (микродронами, системами стационарных камер) и создаваться автоматически. Фотограф будет только охранять аппаратуру, чтобы не спёрли и разгадывать кроссворды, пока нет клиентов.

дядя Лёша и искусственный интеллект

Примечание 1: если Вы ищете душевность и теплоту воспоминаний, как в предыдущем рассказе про дядю Лёшу, Вы их найдёте. Но не ищите разумности, не надо.
Примечание 2: рассказ написан только что и пока ни разу автором не читался. Поэтому, оставляйте свои комментарии и списки ошибок, да.

Плутоний - вот что это за место. Под землей нет звезд.
(Трошин М.С., Идеальный Плутоний)

В одно время я стал плохо засыпать. Волновался я уж очень. Сейчас и не упомню, по какой причине, но спал плохо. Тогда у нас ещё замок сломался, и мама меня укладывала поближе к двери. Папа спал всегда крепко, мама - тоже. Оксанка - собака наша - так вообще порой не замечала, как её во сне из коридора куда-нибудь в угол уносили. Правда, когда засыпала, расположение своё запоминала, потому, просыпаясь, со всей дури втыкалась в стену, думая, что ещё в коридоре находится.
Мы так бабушку однажды в больницу свезли. Нет, не потому, что всей семьёй её во сне двигали, нет. Она бы за это нам такое устроила... Дядя Лёша, человек военный, штаны бы пошёл менять.
Просто как-то раз бабушка увидела Оксанку, уверенно проходящую сквозь стену и от смеха расплакалась. Минут десять смеялась, не переставая. Что-то у неё там потом заело - не могла она остановиться. Пришлось в больницу её отправить. Кстати, её уж выписали. Года три назад. Просто сказали нам, что смех продлевает жизнь и побыстрее стали двери закрывать. А бабушка с того года нисколько не изменилась.
Хотя, речь не о бабушке. Спал я в то время плохо, а мама кровать мою поближе к входу поставила - чтоб реагировал, если кто придёт уксус воровать. Или компьютеры. Хотя, уксус в то время как-то реже встречался. Хранили его в больших бутылках с резными горлышками и серебрянными пробками. Чем уксуса больше, тем дом богаче. Как только гости приходили, все уважающие себя люди выставляли уксус на видное место и наказывали кому-то из семьи смотреть за тем, чтобы гости не дай Бог крышку серебрянную себе в карман не свинтили и уксуса не отпили.
Не все в то время могли позволить себе покупать уксус, потому шли на хитрость. В рукаве пропускалась маленькая трубочка, которая вела к насосику и ёмкости. При выходе из дома каждый уважающий себя не одарённый финансами человек проверял, свежие ли батарейки и не сломался ли ещё насосик. Затем всё это бережно маскировалось. Наверное, все уже поняли, почему тогда были так популярны пышные бюсты, высокие причёски, широкие плечи, большие животы и штаны "иду на картошку". Выпячивая вперёд ёмкости для уксуса (ну, как думали все - плечи, животы, ...), они отвлекали "часового" (нужно сказать, обычно это был самый слабы и неопытный член семьи, поскольку остальные должны были подавать гостям новые блюда и вообще заниматься делами) и, запуская руку в бутылку, высасывали, сколько позволяла совесть. Ну то есть... Сколько позволяли плечи, бюсты, штаны...
Как только приближался кто-то из хозяев, хитрецы делали вид, что изучают внешний вид бутылки и оценивают запах содержимого, хозяева гордились и рассказывали о том, какой это редкий букет и, где они нашли столь элитный уксус. Пока они рассказывали, уксус всё убывал и убывал.
Понимая, что хозяева скоро прекратят хвалиться, да и уксус уж подходит к концу, хитрецы заливали в бутылку нечто своё через другую трубочку. В отличие от количества, совести и ситуации это были вода, уксус низкого качества, разбавленная лимонная кислота или бензин.
Когда у нас заканчивался бензин, мы наливали в бутылку от уксуса воду и приглашали Смирновых. Когда заканчивался нитрат хлорадия - приглашали Иванидзе с шведским терьером. Эти семьи радовали своим постоянством. Ни разу не замечая подвоха, они воровали воду и заменяли её своим излюбленным напитком.

Пришёл к нам тогда дядя Лёша. Ему, как старшему члену семьи, военному и просто золотому человеку, выделили стул рядом с заветной бутылкой и поставили праздничную двадцатимиллилитровую рюмочку.
Обычно уксус наливала хозяйка. Она наполняла маленькую ёмкость-капельницу и, стараясь делать руками меньше движений, наливала гостям не более двух миллилитров.
Дядя Лёша искренне поблагодарил за оказанную честь и налил себе где-то треть рюмочки, затем потянулся к яблочному соку и, разбавив им уксус, принялся пить, морщась и крякая. Мама смотрела на него презрительно и с завистью, поскольку не понимала, как можно было позволить себе так просто локать уксус, разбавляя его препакостным сомнительным соком.
Облизнувшись, дядя посмотрел на меня и спросил:
- А ты уже написал свою первую программу?
Мама вдруг стала очень серьёзной и нахмурилась.
- Лёша, ты что, год тебе без уксуса маяться, он же только три года назад поступил на обучение к жрецам Паскаля. Он ещё бубен в руках держать не умеет, о какой первой программе ты говоришь?
Мне вдруг стало как-то не по себе. Наташа, самая старшая во дворе, очень гордилась и всем показывала маленький стеклянный бубен-банку с золотой пробкой и уксусом внутри. Это был знак отличия, который получали за высшие достижения. Символ избранных, ключ во все дома России, а уж тем более - Антарктиды и Европы, признак самой уважаемой касты, программистский бубен, предназначавшийся только для выдающихся - тех, кто сам написал заклинание "Hello, world", сделав в нём не более трёх ошибок. Бубен можно было получить лишь раз в год на специальном собрании Программистов.
Поскольку для активации бубна надо было закончить школу, а Наташа была только в 14 классе, она не могла воспользоваться им в полную силу, а лишь ходила и всем показывала, заставляя падать в обморок.
Бабушка Наташа - бабушка Наташи - как только внучка получила "в бубен", начала вышивать сей символ на скатертях, пальто и валенках, пить чужой уксус три раза в день и летать в ступе. Года через два такой жизни она сошла с ума и исчезла. "Мы видели её в Америке", - поговаривали соседи - те самые, у которых она выпивала уксус. "Да да", - ухмыляясь, отвечали люди, понимая, что можно сделать с человеком за выпитый уксус.

Я с уважением посмотрел на дядю Лёшу. Он был настоящий программист, хотя бубна у него не было. В своё время были другие устои. Бубнов не выдавали, учили всех и спрашивали не так строго. Дяде, например, в качестве итогового задания сказали систему навигации написать.
Но несмотря на такую халяву в молодости, он ни в чём не был хуже современных мастеров. Работал он над искусственным интеллектом. Сидят они с коллегами в лаборатории и думают, думают. У них-то интеллекты естественные, а они - над искусственным думают, который сам "Hello, world" напишет без ошибок. Потому, не хватает, бывало, мыслей, даже чай не помогает. Смотрят они с коллегами в одну точку и думают "ну когда уж восемнадцать часов?" И дожидались часто. Правда, некоторые засыпали - так много сил и энергии забирала работа. Но дядя не жаловался. Приходил к нам и рассказывал о судьбе России и искусственном интеллекте. И интересно же рассказывал, я просто зевал и медленно сползал под стол, засыпая.
Потому, мама решила пригласить дядю Лёшу - чтобы он опять рассказал, а я, страдающий бессонницей, хоть чуть-чуть начал выздоравливать. Дядя согласился помочь будущему коллеге, который когда-нибудь тоже станет смотреть в одну точку на благо России и ждать окончания рабочего дня.

Дядя Лёша положил в рот кусок сала, собрался с мыслями и начал рассказывать.
- В наше время суровое все мыслить хотят. А ума-то на всё не хватает. Вот, например, продумать, как соединить проводки в новом компьютере - чтоб раздолбаям суровые игры показывал. Придумать, как фильм с новыми эффектами сотворить. А главное - разгадать чтоб капчей побольше и разослать побольше спаму мирному народу.
Нужен для этого искусственный интеллект. Он и мыслит здраво, и задачи решает быстро. Но вот только, как делает его, мало кто знает. Пожалуй, только мы с коллегами да ещё парочка людей из Министерства. Вот сейчас сделали компьютер, который думает не хуже кошки, но занимает он места... Наше Министерство для самых своих светлых сотрудников, всех вместе взятых, столько места не выделит. Потому, сидим мы и размышляем. Вот, железные машины заставляют гонять электроны впустую, занимают много места и греются безбожно. И считают только нечто совсем математическое. И то, какие-то низшие операции. А дойдёт до решения уравнения пятнадцатой степени, так и прикроется ваш компьютер медным тазом или отмажется, стыдливо вернув какие-то примерные результаты.
Почему так? Да просто электроны не приспособлены для того, чтоб считать, а арифметика компьютерная имеет очень малое сходство с реальностью. Компьютеру надо сначала погонять электроны, чтобы распознать наши нажатия на кнопки, потом погонять - чтобы разобраться, в чём тут соль. Заодно и головку на жёстком диске погонять. Но это - только начало. После этого начинается такой бред, что и говорить о нём мне не хочется.
Это всё равно, что нормальному человеку начать перемножать трёхзначные числа. Нормальный человек не рассчитан на это. Только представь себе: сначала ты смотришь на лист и распознаёшь эти самые числа. Затем - несколько раз вспоминаешь столь же искусственную таблицу умножения, несколько раз распознаёшь глупые цифры с бумажки, несколько раз преобразуешь результат в кривульку, а затем тратишь свой мозг на преобразование кривульки в движения рукой, чтобы нарисовать её на бумаге.
Неоптимальность налицо. Человек рассчитан на распознавание образов и работу с этими образами. Пикейные жилеты распознавали гнев Фунта, человек на обочине рассчитывает время и траекторию, чтобы не стать жертвой очередного лихача. Только попробуй дать компьютеру такие задачи. Во-вервых, придётся программировать всё это пару лет. Во-вторых, либо распознавание будет некачественное, либо компьютер надо взять помощнее.
А вот дай компьютеру умножить два числа - так он за секунду умножит миллиарды, только успей ему эти миллиарды чисел сообщить.
Потому, у нас с коллегами есть два варианта: продолжать в том же духе - строить суперкомпьютеры и годами писать сложные программы - это всё равно, что микроскопом забивать гвозди, ругаться, покупать перчатки чтобы битые стёкла не кололи рук и менять эти самые стёкла три раза в день. Второй вариант - пойти по пути разумному и забивать гвозди молотком. То есть использовать уже готовый мозг для вычислений. Клонирование у нас нынче цветёт и пахнет, ДНК расшифровывается по-тихоньку, а нанотехнологии стали символом века.
Всё это позволит вывести вычисления на новый уровень, ничего нового не придумывая. Просто берём, выращиваем мозг в колбочке, обучаем его чему-нибудь, подключаем к системе ввода-вывода и всё. Самообучающийся, привыкающий к определённой вычислительной задачи и выполняющей её всё быстрее и быстрее, компьютер готов. Разве что придумать надо эту самую систему ввода-вывода и систему, подводящую питание. Да, либо придётся либо разработать готовое питание, либо делать искусственные желудок и сердце, либо вообще подключать параллельно к своей голове и тогда уж не беспокоиться насчёт питания. Или можно пошаманить в ДНК и, скажем, скрестить человека с деревом. Тогда компьютер можно будет посадить во дворе и, поскольку он укоренится и не сможет особо двигаться, не бояться завоевания ими мира. Да, информационную войну создать они смогут, но если опять же пошаманить в ДНК, можно им убрать глаза, нос и все органы чувств, лишить их заинтересованности в нашем мире, то спать можно спокойно. А компьютеры будут успешно жить в своём виртуальном параллельном мире, куда могут на время заходить особо сильные экстрасенсы и рассказывать нам об обстановке. Всё прямо как в Матрице, только компьютерам с отсутствующими чувствами и малоподвижным стволом будет абсолютно незачем "возвращаться" к нам, а тем более - строить свой сомнительный город. А при должном питании им хватит вычислительной мощности и на наши задачи, и на свой параллельный мир. Это даже будет нам на руку, ведь общаясь с помощи телепатии, они организуют беспроводной Интернет во всём мире и смогут распределять вычисления на простаивающих соседей. А поскольку мозг рекомендуется нагружать, чтобы он не "раскисал", то подобное будет полезно и для самих компьютеров, а также - для их владельцев. Особо ленивые компьютеры обучатся перенаправлять свои задания тем, кто их быстрее и качественнее всех выполняет, потому распределённые вычисления станут ещё оптимальнее, чем в наше время. То, что сейчас имеет отношение к DNS, несомненно ляжет на плечи тех самых ленивых и хитрых компьютеров.
Вот мы так часто видели в фильмах про инопланетян их стиль жизни. Живые стены, чудо-металлы, телепатия, стремление мыстить широко и деловые переговоры в трансе. Они используют всё вокруг оптимально и по логике окружающего пространства. И если уж строят летающую тарелку, то строго просчитывают форму и механизмы тоже продумывают так, чтобы при максимальной простоте всё было эффективно и функционально. Пусть даже что-то литое сделают - сломается и выбрасывай куском, но сломается-то через десятки тысяч лет, а это самое литое можно быстро переплавить за три Йокжинквисских копейки на ближайшей планете.
Эх, а у нас-то что... Делают микросхему и молятся. Если работает - большая удача. Если не работает - сделаем ещё раз. Хоть и работают некоторые по двадцать лет, но постоянно их охлаждать надо и вообще неустанно следить и лелеять. А автомобили - так вообще печаль.
Ну, ничего. Начнём мы делать живые компьютеры - марсиане над нами хоть поменьше будут смеяться. Министерство пока говорит "дорого". Впрочем, оно так всегда говорит. Но если посмотреть глубже, ничего дорогого в этом нет. Да, исследования здесь довольно накладные. Впрочем, как и все современные исследования. Тут надо и оборудование купить, и опытные экземплярусы выращивать, и сидеть думать вечерами, а это - самое сложное и затратное. Но вот когда всё пойдёт в поток, дешевизна очевидна. Ставим мы сотню тысяч таких компьютеров, привинчиваем систему ввода-вывода и питания, указываем компьютеру-учителю в большой кадке "образумь новую партию". Тот начинает образовательный процесс. Пусть даже и несколько лет это будет длиться, но вино делать затратнее. После обучения будет готовая партия, умеющая и изображения распознавать, и уравнения дифференциальные любые решать. Причём, за доли секунды и сочиняя при этом стихи в виртуальном мире.
А если хорошо сделать, компьютеры такие будут три века работать. Это значит, что страшны им будут лишь война и дровосеки и что новых делать надо будет не более, чем половину миллиона в год. А если позволять им бросать на землю семена и иметь ввиду их самообучение, то вообще когда-нибудь люди ничего сложнее удобрений для компьютеров, домов и металлических конструкций делать не будут. Разве что бухгалтерские труды, стихи и песни. Но в силу некой отстранённости от материального мира, пока их учитывать не будем. Тем более, что правильно обученные компьютеры будут делать во много раз лучше людей.
Единственное, здесь остаётся вопрос учителей. Они должны быстро и оптимально заставлять компьютеры правильно мыслить. Но, использовав сначала живых учителей, а потом - с каждой итерацией приближаясь к идеалу, можно будет создать совершенного мастера, который сделает нам оптимальные компьютеры.
Кстааати! - тут дядя Лёша посмотрел в сторону мамы, - подобные компьютеры будут достаточно широко мыслить и не проявлять эмоции в нашем мире, потому с ними смогут управиться даже самые тупые блондинки.
- Няяяшно, - сказала мама и продолжила красить ногти.
- Так вот, - продолжил дя-дя Лёша, - завтра нам должны завезти порцию новых мозгов. Будем опять сидеть и думать над ними. Впрочем, как и всегда.

Тут я начал засыпать. Мама заметила это и по привычке сказала:
- Нет, ты совсем уже? Не спи, когда умные люди говорят!
А потом вдруг вспомнила, для чего пригласила дядю и поблагодарила его.
Надо ли говорить, что я ближайший месяц я спал круглые сутки и ничего меня разбудить не могло?

Сколько лет прошло, а я всё так же горжусь дядей Лёшей и нашим великим искусственным интеллектом, который так и не заработал.